Загрузка страницы, подождите...
Антибиотики и антимикробная терапия
ТАБЛЕТКО ANTIBIOTIC.ru
Здравствуйте, гость! :: Сегодня: Четверг, 27 апреля 2017 г. English page English 
 Главная страница :: Вход
Loading
Разделы сайта
Навигация
Сотрудничество
Конференции и семинары МАКМАХ и НИИАХ
Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия (КМАХ)
Практическое руководство по антиинфекционной химиотерапии
Конкурс клинических наблюдений
Рассылка
Новости сайта

Сибирская язва и биотерроризм

Опубликовано: Среда, 03 декабря 2003 г. - 11:30
Тема: Инфекционные заболевания, клиника, диагностика и лечение
Раздел: Актуальные проблемы медицины
 Версия для печати

Биотерроризм - применение в качестве средства уничтожения людей биологических агентов.

Биологическое оружие является не менее опасным, чем химическое. При определённых условиях оно может оказаться таким же разрушительным, как и ядерное [1]. По оценкам экспертов, около 17 стран обладают готовым биологическим оружием или находятся в заключительной стадии его разработки [2], в связи с чем угроза использования бактериологического оружия сохраняется. По приблизительным подсчетам, в 67 странах сосредоточено 453 коллекции различных штаммов, принадлежащих различным организациям, 54 из которых занимаются торговлей возбудителем сибирской язвы, 18 - чумы. Всего в мире насчитывается около 1000 банков микроорганизмов [1]. Перечень департамента НАТО по биологической защите гражданского населения насчитывает 39 агентов, которые могут быть использованы в качестве биологического оружия [3]. По данным W. Carus, в 20 веке зарегистрировано более 100 случаев незаконного использования биологических агентов, 19 из которых представляли собой террористические акты [4].

Неизвестно, когда и где может быть предпринята попытка биотерроризма, а самое главное - какие биологические агенты будут использованы в качестве инструмента террора. Однако террористы постоянно ищут новые средства для достижения своих целей, в связи с чем угроза или попытки использования биологического оружия сохраняются. Инфекционные заболевания, которые могут развиться в результате биологической атаки, имеют неспецифические клинические симптомы (например, лихорадка), особенно в первые часы и сутки с момента их развития. Знание определённых дифференциально диагностических признаков позволяет еще до применения специальных методов идентификации предположить круг наиболее вероятных возбудителей, которые теоретически могут быть использованы в качестве биологического оружия. Спектр организаций и отдельных личностей, способных использовать биологические агенты в качестве инструмента террора, различающихся по составу групп, источникам финансирования, идеологии, мотивациям и используемым методам, очень широк. Неправильным было бы считать, что ни одной из этих многочисленных организаций не удастся успешно использовать для достижения своих целей биотерроризм, тем более количество источников биологического оружия во всем мире велико. По существу, производство биологического оружия не требует какого либо специального оборудования, поскольку в природе уже имеется большое количество потенциально опасных для человека микроорганизмов.

С точки зрения большинства представителей военных ведомств, наибольшую угрозу представляют возбудители сибирской язвы и чумы [1].


Сибирская язва - острое инфекционное антропозоонозное заболевание, вызываемое Bacillus anthracis и протекающее преимущественно в виде кожной формы, реже наблюдаются ингаляционная и гастроинтестинальная формы.

Ежегодно в мире регистрируется от 2000 до 20000 случаев сибирской язвы [5]. Особую актуальность эта инфекция приобрела после применения спор Bacillus anthracis в качестве бактериологического оружия в США осенью 2001 г.

Bacillus anthracis принадлежит к семейству Bacilaceae и представляет собой грамположительную палочку, неподвижную, образующую споры и капсулу, хорошо растущую на простых питательных средах; вегетативные формы быстро погибают в анаэробных условиях, при нагревании, действии дезинфицирующих веществ. Споры обладают высокой устойчивостью к действию факторов внешней среды. Основной резервуар для возбудителя - почва. Источник инфекции - крупный рогатый скот, овцы, козы, свиньи, верблюды. Входными воротами являются повреждения кожи, дыхательные пути, желудочно-кишечный тракт, чем и определяется развитие одной из трёх выше указанных форм, каждая из которых может перейти в септическую.

Основным моментом патогенеза является размножение возбудителя, сопровождающееся продукцией токсинов [6]. B.anthracis продуцирует, как минимум, 3 фактора патогенности, которые определяют его высокую вирулентность: отёчный фактор (EF), летальный фактор (LF) и протективный антиген (PA), образующий полипептидную капсулу. Инкубационный период при сибирской язве зависит от пути передачи инфекции, инфицирующей дозы возбудителя и колеблется от 1 до 6-7 дней (чаще 2-3 дня). Однако иногда при ингаляционном пути поступления возбудителя в организм инкубационный период может удлиняться до 8 недель.

Различают кожную, ингаляционную (лёгочную) и гастроинтестинальную (кишечную) формы сибирской язвы. Около 95% всех спорадических случаев заболеваний сибирской язвой приходится на кожную форму и лишь 5% - на ингаляционную. Гастроинтестинальная (кишечная) форма сибирской язвы встречается в развивающихся странах. В настоящее время она регистрируется крайне редко: около 1% случаев.

Различают следующие клинические разновидности кожной формы: сибиреязвенный карбункул, эдематозная, буллезная и эризипелоидная. Чаще других встречается сибиреязвенный карбункул. Около 80% случаев кожной формы сибирской язвы протекает в виде самоограничивающейся локализованной инфекции, которая через несколько недель даже при отсутствии лечения заканчивается выздоровлением. Типичный симптом - снижение или полное отсутствие чувствительности в области язвы. Чаще всего язва имеет округлую форму размером от 1 до 3 см в диаметре и характерный чёрный цвет. Остальные кожные формы встречаются редко.

Ингаляционная форма: в продромальный период, продолжающийся 1-3 дня, наблюдается клиническая картина умеренно выраженного гриппоподобного синдрома. Во вторую клиническую фазу болезни выявляются признаки пневмонии и экссудативного плеврита. При дальнейшем прогрессировании болезни формируется картина острого респираторного дистресс-синдрома (РДС) и септического шока, приводящих в течение короткого периода (от нескольких часов до 2 сут.) к летальному исходу.

Гастроинтестинальная форма сибирской язвы характеризуется признаками острого воспаления верхних и/или нижних отделов желудочно-кишечного тракта. Выделяют два типичных варианта гастроинтестинальной формы - кишечный и орофарингеальный. Клиническая картина кишечного варианта гастроинтестинальной формы сибирской язвы представлена неспецифическими симптомами воспаления тонкой кишки и в большей степени толстой - тошнотой, рвотой, анорексией и лихорадкой. Постепенно к ним присоединяются боли в животе различной локализации, рвота с примесью крови, кровянистая диарея. При орофарингеальном варианте гастроинтестинальной формы сибирской язвы отёк и некроз тканей развиваются в области шеи.

Природные штаммы B.anthracis, в том числе и штаммы, выделенные в США осенью 2001 г., чувствительны ко многим антибиотикам, включая пенициллин, амоксициллин, доксициклин, тетрациклин, кларитромицин, клиндамицин, рифампицин, ванкомицин, хлорамфеникол и ципрофлоксацин. Мерами, направленными на профилактику, является вакцинация и экстренная химиопрофилактика. В настоящее время для вакцинации людей против сибирской язвы используются живая аттенуированная и инактивированная адсорбированная сибиреязвенные вакцины. В последние годы начались исследования по созданию новых генно-инженерных вакцин на основе рекомбинантного летального токсина B.anthracis. Превентивная антибактериальная терапия (экстренная химиопрофилактика) имеет целью предотвращение развития ингаляционной формы сибирской язвы, являющейся наиболее частой формой болезни в условиях использования B.anthracis в качестве биологического оружия. Согласно рекомендациям CDC, для превентивной терапии используют те же препараты, что и при лечении ингаляционной формы сибирской язвы в условиях массового поступления поражённых. Одновременное использование антибиотиков и вакцины для экстренной профилактики сибирской язвы считается наиболее предпочтительным и доказало свою эффективность в экспериментах на животных.


Применение спор сибирской язвы в качестве биологического оружия обусловлено лёгкостью получения, возможностью скрытного применения, высокой эффективностью [7]. Наиболее вероятный способ применения - распыление аэрозоля, содержащего споры, что приведёт к преобладанию лёгочной формы заболевания, сопровождающейся высокой летальностью [8]. Экспертами ВОЗ вычислено, что через 3 дня после применения 50 кг спор возбудителя сибирской язвы на протяжении двухкилометровой зоны по направлению ветра в сторону города с населением 500 000 человек будут наблюдаться поражение 125 000 (25%) жителей и 95 000 летальных исходов. В связи с участившимися случаями террористических актов, наличием возбудителя сибирской язвы на вооружении как минимум 5 стран [2], возможностью селекции штаммов, устойчивых к антибактериальным препаратам, особую актуальность приобретают вопросы профилактики и лечения сибирской язвы.


Материалы по теме

Биотерроризм
Возбудитель сибирской язвы и резистентность B.anthracis к антибиотикам
  • Резистентность B.anthracis к фторхинолонам и макролидам
    Исследователи из Радиобиологического исследовательского института вооруженных сил в Мэриленде (США) показали, что у B.anthracis может развиваться устойчивость ко многим антибактериальным препаратам, применяемым для лечения сибирской язвы.
  • Резистентность возбудителя сибирской язвы к антибиотикам
    Исследователи из США показали, что in vitro наблюдается рост резистентности B.anthracis к фторхинолонам, что может стать серьёзной проблемой. Обнадеживает тот факт, что не было обнаружено штаммов, устойчивых к доксициклину.
Вакцинация против сибирской язвы: показания, противопоказания, нежелательные лекарственные реакции

. . .

Литература:

  1. Э. Рубинштейн. Биотерроризм: значение антимикробных препаратов (лекция). Прочитана на IV международной конференции МАКМАХ «Антимикробная терапия» 20-21 июня 2001 г., Москва.
  2. Dhawan B., Desikan-Trivedi P., Chaudhry R., Narang P. Bioterrorism: a threat for which we are ill prepared. Natl Med J India 2001; 14:225-30.
  3. Departments of the Army, Navy, and Air Force. NATO Handbook on the Medical Aspects of NBC Defensive Operations. Washington: The Department; 1996.
  4. Carus W.S. Bioterorism and biocrimes: the illicit use of biological agents in the 20th Century [working paper]. Washington: Center for Counterproliferation Research, National Defense University; Aug 1998.
  5. Harrison L.H., Ezzell J.W. Evaluation of serologic tests for diagnosis of anthrax after an outbreak of cutaneous anthrax in Paraguay. J Infect Dis 1989; 160:706-10.
  6. Hanna P. How anthrax kills. Science 1998; 280:1671-3.
  7. Inglesby T.V., Henderson D.A., Bartlett J.G., et al. Anthrax as a biological weapon: medical and public health management. JAMA 1999; 281:1735-45.
  8. Friedlander A.M. Anthrax. In: Sidell F.R., Takafuji E.T., Franz D.R., editors. Textbook of Military Medicine: Medical Aspects of Chemical and Biological Warfare. Washington, DC: Office of the Surgeon General, US Dept of the Army; 1997:467-78.

. . .

Статья подготовлена для тематической рассылки «Актуальные проблемы медицины»


25442

сибирская язва, биотерроризм, Bacillus anthracis, Bacilaceae, кожная ингаляционная лёгочная гастроинтестинальная кишечная формы, споры B.anthracis, респираторный дистресс-синдром

 
Вход
 Имя пользователя
 Пароль
 Запомнить меня

Сибирская язва и биотерроризм | Войти / Создать логин | 0 Комментарии
Порог
За коментарии ответственны только те, кто их поместил. Мы не несём ответственности за них.

Самая читаемая статья темы «Инфекционные заболевания, клиника, диагностика и лечение» (просмотров: 504165)
Последние 10 статей на тему «Инфекционные заболевания, клиника, диагностика и лечение»

Научно-исследовательский институт антимикробной химиотерапии Лаборатория НИИ антимикробной химиотерапии СГМА Научно-методический центр по мониторингу антибиотикорезистентности Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию Кафедра клинической фармакологии СГМА Межрегиональная ассоциация по клинической микробиологии и антимикробной химиотерапии Кокрановское сотрудничество
Рейтинг@Mail.ru
© 2000-2017 НИИАХ СГМА  website@antibiotic.ru