Загрузка страницы, подождите...
Антибиотики и антимикробная терапия
ТАБЛЕТКО ANTIBIOTIC.ru
Здравствуйте, гость! :: Сегодня: Суббота, 25 февраля 2017 г. English page English 
 Главная страница :: Вход
Loading
Разделы сайта
Навигация
Сотрудничество
Конференции и семинары МАКМАХ и НИИАХ
Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия (КМАХ)
Практическое руководство по антиинфекционной химиотерапии
Конкурс клинических наблюдений
Рассылка
Новости сайта
Виртуальная библиотека :: Статьи

Журнал «Урология», 2004; 2: 13-17.


Резистентность возбудителей амбулаторных инфекций мочевыводящих путей по данным многоцентровых микробиологических исследований UTIAP-I и UTIAP-II


В.В. Рафальский1, Л.С. Страчунский1, О.И. Кречикова2, И.А. Эйдельштейн1, Л.И. Ахметова3, П.А. Бабкин4, Е.Н. Гугуцидзе5, В.Н. Ильина6, М.И. Коган7, В.В. Копылов7, И.В. Малев8, С.Б. Петров4, Л.В. Рафальская8, Н.М. Фурлетова9



  1. НИИ антимикробной химиотерапии Смоленской государственной медицинской академии, Смоленск
  2. Центр госсанэпиднадзора по Смоленской области, Смоленск
  3. Диагностический центр лабораторной диагностики, Екатеринбург
  4. Военно-медицинская академия, Санкт-Петербург
  5. Клиническая больница при Управлении делами Президента РФ, Москва
  6. Областная клиническая больница, Новосибирск
  7. Государственная медицинская академия, Ростов-на-Дону
  8. Смоленская государственная медицинская академия, Смоленск
  9. Городская клиническая больница N23, Москва



РЕЗЮМЕ

Цель исследования. Изучить структуру возбудителей и чувствительность штаммов E.coli, выделенных у взрослых амбулаторных пациентов с неосложненными ИМП в различных регионах России.

Материалы и методы. В многоцентровое проспективное эпидемиологическое исследованиее включали взрослых пациентов с неосложнёнными инфекциями верхних или нижних отделов мочевыводящих путей. Определяли МПК антибиотиков методом разведения в агаре в соответствии с рекомендациями NCCLS, 2000-2002.

Результаты. Наиболее частым возбудителем неосложнённых ИМП является E.coli - 85,9%. Другие микроорганизмы встречаются значительно реже - K.pneumoniae - 6%, Proteus spp. - 1,8%, Staphylococcus spp. - 1,6%, P.aeruginosa - 1,2%, Enterococcus spp. - 1,0%. Выявлен высокий уровень резистентности E.сoli к ампициллину - 37,1%, ко-тримоксазолу - 21%. Максимальный уровень резистентности к ним определялась в Санкт-Петербурге - 51,9 и 31,5%, соответственно. Максимальной активностью в отношении E.сoli обладают следующие пероральные антибиотики - норфлоксацин и ципрофлоксацин - 4,3%, цефуроксим - 2,4%, амоксициллин/клавуланат - 2,6%, нитрофурантоин - 1,2%.

Заключение. Выявлена высокая резистентность основного возбудителя неосложненных ИМП - E.coli к ампициллину и ко-тримоксазолу, высокой микробиологической активностью бладают фторхинолоны, амоксициллин/клавуланат, нитрофурантоин, цефуроксим. С учётом полученных данных, фармакокинетических особенностей и профиля безопасности, препаратами выбора для терапии неосложнённых ИМП в России являются пероральные фторхинолоны.


ВВЕДЕНИЕ

Инфекции мочевыводящих путей (ИМП) относятся к одним из наиболее распространённых бактериальных инфекций в амбулаторной практике урологов, акушер-гинекологов и терапевтов. Распространённость ИМП в России составляет около 1000 случаев на 100000 населения в год [1].

Среди амбулаторных пациентов чаще встречаются неосложнённые ИМП, которые в большей степени поражают женщин, что обусловлено анатомо-физиологическими особенностями, ведущими к более лёгкому, по сравнению с мужчинами, попаданию микрофлоры кишечника в периуретральную область. Этиология неосложнённых ИМП (цистит, пиелонефрит) хорошо изучена - в 70-95% случаев они вызываются E.сoli. Реже, в 5-20% случаев, встречаются S.saprophyticus, K.pneumoniae [2]. Иногда ИМП могут вызываться другими энтеробактериями - протеями, серрациями и др., энтерококками, синегнойной палочкой. Поэтому, для формирования представления о состоянии устойчивости уропатогенов к антибиотикам, в первую очередь необходимо анализировать данные по резистентности - E.coli.

Во многих странах мира, в последние годы отмечается тенденция к значительному повышению устойчивости микрофлоры к ко-тримоксазолу и ампициллину [3,4]. Данные по устойчивости уропатогенов к антибиотикам важны, в первую очередь, для адекватного эмпирического выбора терапии. Показано, что при использовании ко-тримоксазола для терапии неосложнённых ИМП, вызванных устойчивыми к этому антибиотику штаммами E.coli, клиническая и микробиологическая эффективность терапии снижается в 2 раза [5]. Считается, если уровень резистентности уропатогенных штаммов E.coli к антибиотику составляет в регионе более 10-20%, то это является предпосылкой ограничения его использования как препарата выбора [6].

Эпидемиологические исследования по резистентности возбудителей ИМП постоянно проводятся во многих странах мира и являются либо самостоятельными, либо частью более масштабных проектов, например SENTRY. Нередко эти исследования являются многоцентровыми международными, например, проект ECO-SENS, который проводится на территории стран Европы и в Канаде [3,4].

Настоящая публикация является обобщением результатов двух первых в России многоцентровых эпидемиологических исследований по изучению этиологии и резистентности возбудителей ИМП к антибиотикам - UTIAP-I и UTIAP-II, проведённых в 1998-2001 гг. в 8 городах Российской Федерации.

Целью настоящего исследования явилось разработать пути оптимизации антимикробной терапии на основании изучения структуры возбудителей и их чувствительности к антибиотикам, выделенных у взрослых амбулаторных пациентов с неосложнёнными инфекциями мочевыводящих путей (ИМП) в различных регионах России.


МЕТОДЫ

Данная работа является многоцентровым проспективным эпидемиологическим исследованием, в которое включали взрослых пациентов с клиникой инфекций верхних или нижних отделов мочевыводящих путей (цистит, пиелонефрит), находящихся на лечении в амбулаторных условиях. В исследовании приняли участие 8 центров из 6 городов Российской федерации: г. Москва (Клиническая больница при Управлении делами Президента РФ и Городская клиническая больница N23 «МедСанТруд»), г. Смоленск (городская клиническая больница N1 и МЛПУ поликлиника N3), г. Новосибирск (областная клиническая больница), г. Ростов-на-Дону, (кафедра хирургических болезней N4 факультета повышения квалификации врачей ГМУ), г. Санкт-Петербург (кафедра урологии Военно-медицинской академии), г. Екатеринбург (Центр лабораторной диагностики).

В ходе исследования на каждого пациента заполнялась регистрационная карта, в которой отмечались нозологическая форма (цистит, пиелонефрит), тяжесть (лёгкая, средняя, тяжёлая), клиническая форма инфекции (осложнённая, неосложнённая), данные о проводимой пациенту антибиотикотерапии в течение последнего года.

Материалом для исследования являлась средняя порция утренней свободно выпущенной мочи, полученная после туалета наружных половых органов. Материал доставлялся в лабораторию в стерильных одноразовых пластиковых контейнерах. Исследование мочи проводили количественным методом (Isenberg, 1992), который был стандартизован во всех центрах. С помощью калиброванной петли (1 мкл) материал наносился на кровяной агар. При степени бактериальной обсеменённости >105 КОЕ/мл бактериурия расценивалась как клинически значимая. Собранные в центрах штаммы передавали на транспортных средах в центральную лабораторию (НИИ антимикробной химиотерапии, г. Смоленск), где проводили реидентификацию до рода и вида и определение чувствительности к ампициллину, амоксициллину/клавулановой кислоте, цефазолину, цефуроксиму, цефотаксиму, гентамицину, ко-тримоксазолу, нитрофурантоину, налидиксовой кислоте, пипемидовой кислоте, норфлоксацину, ципрофлоксацину, нитроксолину. Изучение чувствительности микроорганизмов было проведено путём определения минимальной подавляющей концентрации (МПК) антибиотика методом разведения в агаре с применением автоматического инокулятора (Multipoint Inoculator, Mast Diagnostics Ltd., Германия). Определение МПК и интерпретацию результатов проводили в соответствии с рекомендациями NCCLS (Национальный комитет по клиническим лабораторным стандартам, США), 2000-2002 [7]. Интерпретацию чувствительности к нитроксолину выполняли согласно критериям CA-SFM (Комитет по антибиотикам французского общества микробиологов), 2003 [8]. Контроль качества определения чувствительности с использованием стандартных штаммов (E.coli ATCС 25922, ATCС 352182, P.aeruginosa ATCC 27853) проводили параллельно с тестированием исследуемых возбудителей. При характеристике микроорганизмов использовались общепринятые показатели «чувствительные», «умеренно-резистентные» и «резистентные».

Уровень антибиотикорезистентности определялся с помощью программы M-Lab (НИИАХ).


РЕЗУЛЬТАТЫ

В 96,3% неосложнённые ИМП были вызваны одним возбудителем. Наиболее частым уропатогеном является Escherichia coli, которая встречается у 85,9% пациенток (рис. 1). Другие микроорганизмы встречаются значительно реже. Так, Klebsiella pneumoniae выделена у 6%, Proteus spp. - 1,8%, Staphylococcus spp. - 1,6%, P.aeruginosa - 1,2%, Enterococcus spp. - 1,0%.


Структура возбудителей неосложненных ИМП у амбулаторных пациентов в России
Рисунок 1.Структура возбудителей неосложнённых ИМП у амбулаторных пациентов в России

Другие возбудители выделялись менее чем в 1% случаев. Значимых различий в спектре возбудителей ИМП между центрами не наблюдалось, несколько чаще в Москве, чем в других центрах, выделяли K.pneumoniae, а в Екатеринбурге K.pneumoniae, Staphylococcus spp. и P.aeruginosa, однако данные отличия не носили статистически значимых различий (P>0,05). В связи с этим, наибольший интерес представляет исследование антибиотикорезистентности E.сoli, как основного уропатогена.


Таблица 1.Пограничные значения МПК и резистентность E.coli, выделенной у пациентов с неосложнёнными амбулаторными ИМП в России (сводные данные)

Антибиотик Пограничные значения МПК E.coli, N=428
S I R МПК90 МПК50 S I R
Ампициллин ≤ 8 16 ≥ 32 256 4 62,9 0,0 37,1
Амоксициллин/клавуланат ≤ 8 - ≥ 16 16 4 84,4 13 2,6
Цефуроксим ≤ 8 16 ≥ 32 8 4 96,4 1,2 2,4
Цефотаксим ≤ 8 16 ≥ 64 1 1 97,6 1,2 1,2
Налидиксовая к-та ≤ 16 - ≥ 32 8 2 93,1 0,0 6,9
Пипемидовая к-та ≤ 8 - ≥ 16 4 3 93,9 0 6,1
Ципрофлоксацин ≤ 1 2 ≥ 4 1 1 95,5 0,2 4,3
Норфлоксацин ≤ 4 8 ≥ 16 1 1 95,5 0,0 4,3
Гентамицин ≤ 4 8 ≥ 16 2 1 93,6 0,7 5,7
Ко-тримоксазол ≤ 2 - ≥ 4 128 1 79 0 21
Нитроксолин ≤ 1 - ≥ 32 6 4 7,1 92,9 0,0
Нитрофурантоин ≤ 32 64 ≥ 128 32 16 95,7 3,1 1,2

S - чувствительные штаммы (%); I - умеренночувствительные штаммы (%); R - резистентные штаммы (%);
МПК90 - минимальная подавляющая концентрация для 90% исследованных штаммов,
МПК50 - минимальная подавляющая концентрация для 50% исследованных штаммов.


При анализе данных по резистентности E.сoli к различным антибиотикам (табл. 1), обращает на себя внимание высокая частота выделения резистентных штаммов E.сoli к ампициллину (37,1%), ко-тримоксазолу (21%), а также высокая частота выявления штаммов умереннорезистентных к нитроксолину (92,9%) (табл. 1). Частота выявления устойчивых к данным антибиотикам микроорганизмов отличалась между центрами. Максимальный уровень резистентности к ампициллину и ко-тримоксазолу определялась в Санкт-Петербурге (51,9 и 31,5%, соответственно), минимальный к ампициллину в Москве - 28,6%, к ко-тримоксазолу в Новосибирске - 13,5% (табл. 2).


Таблица 2.Резистентность E.coli, выделенной у пациентов с неосложнёнными амбулаторными ИМП в России (данные по центрам)

Антибиотик Центры
Смоленск, n=107 Москва, n=105 Санкт-Петербург, n=54 Ростов-на-Дону, n=53 Екатеринбург, n=20 Новосибирск, n=89
S I R S I R S I R S I R S I R S I R
Ампициллин 67,3 0 32,7 71,4 0 28,6 48,1 0 51,9 52,8 0 47,2 60 0 40 62,9 0 37,1
Амоксициллин/
клавуланат
86,9 11,2 1,9 86,7 11,4 1,9 75,9 18,5 5,6 84,9 9,4 5,7 86,7 13,3 0 83 15,9 1,1
Цефуроксим 99,1 0 0,9 94,3 2,9 2,9 94,4 0 5,6 100 0 0 100 0 0 94,3 2,3 3,4
Цефотаксим 99,1 0,9 0 97,1 1 1,9 96,3 3,7 0 98,1 1,9 0 100 0 0 96,6 0 3,4
Наликсовая к-та 97,2 0 2,8 92,4 0 7,6 83,3 0 16,7 90,6 0 9,4 100 0 0 95,5 0 4,5
Пипемидовая к-та 96,3 0 3,7 96,2 0 3,8 83,3 0 16,7 90,6 0 9,4 100 0 0 95,5 0 4,5
Ципрофлоксацин 98,1 0,9 0,9 98,1 0 1,9 87 0 13 90,6 0 9,4 100 0 0 96,6 0 3,4
Норфлоксацин 98,1 0 0,9 98,1 0 1,9 87 0 13 90,6 0 9,4 100 0 0 96,6 0 3,4
Гентамицин 90,7 0,9 8,4 98,1 1 1 92,6 0 7,4 90,6 1,9 7,5 100 0 0 93,3 0 6,7
Нитрофурантоин 96,3 0,9 2,8 98,1 1 1 88,9 9,3 1,9 92,5 7,5 0 100 0 0 97,8 2,2 0
Ко-тримоксазол 77,6 0 22,4 82,9 0 17,1 68,5 0 31,5 71,7 0 28,3 80 0 20 86,5 0 13,5
Нитроксолин 5,6 94,4 0 7,6 92,4 0 14,8 85,2 0 1,9 98,1   13,3 86,7   5,6 94,4 0

S - чувствительные штаммы (%); I - умеренночувствительные штаммы (%); R - резистентные штаммы (%).


Активность налидиксовой и пипемидовой кислот и фторхинолонов (норфлоксацин и ципрофлоксацин) варьировали в зависимости от региона и изменялись однонаправлено. Максимальный уровень устойчивости отмечался в Санкт-Петербурге (налидиксовая кислота - 16,7%, пипемидовая кислота - 17,7%, нофлоксацин - 13%, ципрофлоксацин - 13%), несколько ниже в Ростове-на-Дону. В других городах частота выделения устойчивых к хинолонам и фторхинолонам штаммов была низкая (табл. 2).

Также значительные колебания между регионами имели место в резистентности к гентамицину, цефуроксиму и амоксициллину/клавуланату, хотя в целом по всем центрам частота выделения резистентных штаммов была невысокой: гентамицин - 5,7%, цефуроксим - 2,4%, амоксициллин/клавуланат - 2,6%. Чаще всего E.coli, резистентная к цефуроксиму, вызывала ИМП в Санкт-Петербурге- 5,6%, Москве - 2,9%, Новосибирске - 3,4%. В остальных центрах (Екатеринбург, Ростов-на-Дону, Смоленск) частота выделения устойчивых штаммов не превышала 1%. Самая высокая частота резистентных к амоксициллину/клавуланату штаммов выявлена в Санкт-Петербурге (5,6%) и Ростове-на-Дону (5,7%), значительно ниже в Смоленске (1,9%), Москве (1,9%), Новосибирске (1,1%). В Екатеринбурге штаммов E.coli, устойчивых к этому антибиотику, выявлено не было.

Резистентность E.coli к цефотаксиму и нитрофурантоину определялась на низком уровене во всех центрах с колебаниями от 0-1,9% для цефотаксима и 0-2,8% для нитрофурантоина.

Резистентность K.pneumoniae к ко-тримоксазолу составила 27,3%, выявлен высокий уровень устойчивости к налидиксовой (24,2%) и пипемидовой (21,2%) кислотам, а также нитрофурантоину (42,4%). Резистентность K.pneumoniae к гентамицину (6,1%) и амоксициллину/клавуланату (3,1%) практически не отличалась от устойчивости E.coli. В то же время, не было выделено ни одно штамма K.pneumoniae, резистентного к фторхинолонам (норфлоксацин, ципрофлоксацин) и цефалоспоринам.


ОБСУЖДЕНИЕ

Анализируя результаты по устойчивости E.coli к возбудителям ИМП в России, можно выделить 2 группы препаратов. К первой группе относятся антибиотики, уровень резистентности к которым превышает 20% - ампициллин и ко-тримоксазол. Согласно сложившимся в настоящее время критериям, если резистентность E.coli к антибиотику превышает 10-20%, препарат не может рассматриваться как препарат выбора для терапии неосложнённых ИМП [6]. Поэтому ампициллин и ко-тримоксазол не могут быть рекомендованы для терапии неосложнённых ИМП в России. Это относится и к амоксициллину, так как он не имеет микробиологических преимуществ перед ампициллином.

Выявление высокого уровня резистентности уропатогенной E.coli к ко-тримоксазолу и ампициллину у амбулаторных пациентов в России является отражением тенденции, характерной практически для всех стран. Например, в США за период с 1989-1991 гг. по 1995-1997 гг. частота выделения устойчивых к ампициллину и ко-тримоксазолу штаммов возросла с 29 и 7% до 35 и 18%, соответственно [3,4]. Аналогичные данные получены в европейских странах и Канаде [3,9]. Очевидно, данный факт отражает длительное и повсеместное использование этих антибиотиков не только для лечения ИМП, но и при других заболеваниях, прежде всего, при инфекциях дыхательных путей [10]. Особенно важен, на наш взгляд, в формировании высокого уровня устойчивости фактор безрецептурного отпуска антибиотиков в России и бесконтрольное использование этой группы препаратов населением [11].

Во вторую группу можно отнести антибиотики, обладающие высокой микробиологической активностью в отношении основных возбудителей неосложнённых ИМП (в первую очередь E.coli) у амбулаторных пациентов - амоксициллин/клавуланат, фторхинолоны (ципрофлоксацин, норфлоксацин), гентамицин, цефалоспорины II-III поколения (цефуроксим, цефотаксим), нитрофурантоин.

Не все из перечисленных препаратов, несмотря на высокую микробиологическую активность, имеют одинаковое клиническое значение для терапии неосложнённых ИМП. Кроме уровня резистентности в регионе, необходимо учитывать такие характеристики антибиотиков, как безопасность и переносимость, фармакокинетический профиль, доказанную в клинических испытаниях эффективность препарата.

Гентамицин сохранил достаточно хорошую активность в отношении уропатогенных E.coli. Однако, резистентность 5,7% в России существенно выше, чем, например, в Европе - 1,0% или США - 2% [3,4]. Видимо, это также объясняется неоправданно широким применением препарата у амбулаторных пациентов и в стационарах. Необходимо чётко представлять, что возможность применения гентамицина при амбулаторных инфекциях ИМП ограничена его токсичностью и отсутствием лекарственной формы для приёма внутрь. Поэтому использование гентамицина приемлемо только в условиях стационара и в случаях тяжёлых ИМП.

Низкая чувствительность уропатогенных штаммов E.coli к нитроксолину (92,9% штаммов были умеренно-резистентны) возможно объясняются несовершенством имеющихся критериев интерпретации чувствительности. Дальнейшая их разработка не проводится, так как этот препарат в большинстве стран не применяется. До сих пор окончательно не установлены его механизм действия и фармакокинетика. Одни авторы показывают, что только 1% из принятого внутрь нитроксолина в течение 12 часов выводится с мочой в неизменном виде и 30% в виде конъюгированных метаболитов. Согласно данным других авторов, через 1 час после приёма в моче создаются высокие концентрации как свободного вещества, так и конъюгированных метаболитов, сохраняющиеся через 10-24 часа после однократного приёма 200 мг препарата [12].

Несмотря на то, что нитрофурантоин можно отнести к «старым» уросептикам, он показал высокую активность против уропатогенной E.coli (средний уровень резистентности - 1,2%). Такой же невысокий уровень устойчивости к нитрофурантоину отмечается в Европе - 1,2% и США - 0,7% [3,4]. Однако его широкое применение для терапии неосложнённых ИМП неоправданно в силу высокой частоты серьёзных нежелательных реакций на этот препарат, в первую очередь, со стороны лёгких [13]. Нитрофурантоин является одной из самых частых причин лекарственно-индуцированного гепатита, описаны летальные исходы нитрофурантоин-индуцированных гепатитов [14].

Высокой активностью против E.coli, выделенной у пациентов с неосложнёнными ИМП, обладают цефалоспорины II-III поколения (цефуроксим и цефотаксим). Однако, применение цефотаксима, имеющего только парентеральную форму введения, для лечения ИМП оправдано только в случаях тяжёлых инфекций, когда необходима госпитализация пациента. Кроме того бета-лактамы, в целом, менее эффективны при терапии ИМП, так как при их введении достигаются более низкие концентрации в моче, чем, например, при использовании фторхинолонов [6]. Поэтому бета-лактамные антибиотики не рекомендуется использовать для терапии ИМП короткими курсами.

Резистентность уропатогенных E.coli к ранним («примитивным») хинолонам, налидиксовой и пипемидиновой кислотам в России является довольно низкой (6,9% и 6,1% соответственно), однако в 1,5 раза превышает уровень резистентности к фторированным хинолонам, норфлоксацину и ципрофлоксацину. Кроме более низкой микробиологической активности, ранние хинолоны необходимо принимать не реже 4 раз в сутки для создания достаточных концентраций в моче, что резко снижает комплаентность пациентов к этим уросептикам. Сравнительные клинические испытания, проведённые у пациентов с неосложнёнными ИМП, выявили достоверно более высокий микробиологический эффект и лучшую переносимость фторхинолонов (норфлоксацин), по сравнению с ранними хинолонами (налидиксовая кистота) [17]. Учитывая угрозу роста антибиотикорезистентности в целом и к возбудителям ИМП в частности, необходимо принимать во внимание свойство ранних хинолонов индуцировать развитие резистентности не только к самим ранним хинолонам, но и к фторхинолонам.

Наибольшей антибактериальной активностью в отношении E.coli обладают фторированные хинолоны (норфлоксацин и ципрофлоксацин). В среднем по России выделяется 4,3% штаммов E.coli, резистентных к фторхинолонам. Сопоставимые данные получены в США [4] и большинстве европейских стран [3]. В то же время в таких странах как Испания уровень резистентности кишечной палочки к фторхинолонам гораздо выше - от 14 до 22% [3,15]. Такие регионы с более высоким уровнем устойчивости E.coli к фторхинолонам существуют и России - это Санкт-Петербург (резистентность - 13%) и Ростов-на-Дону (резистентность - 9,4%). Возможно, что более высокий уровень резистентности к фторхинолонам у E.coli обусловлен более высоким уровнем потребления этого класса препаратов, в первую очередь при заболеваниях дыхательных путей. Так, назначение ципрофлоксацина для терапии внебольничной пневмонии в Санкт-Петербурге в 2 раза выше, чем в среднем по России [10].

Необходимо обратить внимание, что из всех тестируемых пероральных антибиотиков наиболее низкие МПК50 и МПК90 выявлены у фторхинолонов - норфлоксацина и ципрофлоксацина - 1 мг/л. Кроме того, в отличие от других классов антимикробных препаратов, фторхинолоны помимо высокой активности in vitro, обладают ценными фармакокинетическими характеристиками. В контексте терапии ИМП, важна способность достигать высоких концентраций в моче. Например, спустя 12 часов после приёма 400 мг норфлоксацина его концентрация в моче составляет 15 мг/л [16], что в 15 раз выше МПК90 этого препарата в отношении E.coli. Таким образом, 2-кратный прием фторхинолонов обеспечивает их концентрации в моче, по крайней мере, в 15 раз выше МПК90, что и обуславливает высокий терапевтический потенциал этой группы препаратов. Учитывая данные фармакокинетики, фармакодинамики и безопасности, можно рекомендовать более широко применять фторхинолоны как препараты выбора при лечении неосложнённых ИМП.


ВЫВОДЫ

  • Основным возбудителем неосложнённых ИМП у амбулаторных пациентов в России является E.coli - 85,5%.
  • Во всех регионах России, в которых проводилось исследование, выявлена высокая резистентность E.coli к ампициллину и ко-тримоксазолу, что не позволяет рекомендовать их для терапии ИМП.
  • Высокой активностью против возбудителей неосложнённых ИМП обладают фторхинолоны (норфлоксацин, ципрофлоксацин), амоксициллин/клавуланат, нитрофурантоин, цефуроксим.
  • В России имеют место географические отличия в уровне устойчивости возбудителей ИМП, что требует развития системы мониторирования антибиотикорезистентности как на региональном, так и на федеральном уровнях.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Лоран О.Б. Эпидемиологические аспекты инфекций мочевыводящих путей. Материалы международного симпозиума «Инфекции мочевыводящих путей у амбулаторных больных». Москва, Россия, 1999: С. 5-8.
  2. Hooton T.M., Stamm W.E. Diagnosis and treatment of uncomplicated urinary tract infection. Infect. Dis. Clin. North. Am., 1997; 11 (3): 551-81.
  3. Kahlmeter G. An International Survey of the Antimicrobial Susceptibility of pathogens from Uncomplicated Urinary Tract Infections: the ECO-SENS Project. J Antimicrob. Chemother., 2003; 51 (1): 69-76.
  4. Karlowsky J.A., Kelly L.J., Thornsberry C., Jones M.E., Sahm D.F. Trends in antimicrobial resistance among urinary tract infection isolates of Escherichia coli from female outpatients in the United States. Antimicrob. Agents Chemother., 2002; 46 (8): 2540-5.
  5. Raz R., Chazan B., Kennes Y., Colodner R., Rottensterich E., Dan M., Lavi I., Stamm W.. Empiric use of trimethoprim-sulfamethoxazole (TMP-SMX) in the treatment of women with uncomplicated urinary tract infections, in a geographical area with a high prevalence of TMP-SMX-resistant uropathogens. Clin. Infect. Dis., 2002; 34(9): 1165-9.
  6. Warren J.W., Abrutyn E., Hebel J.R., Johnson J.R., Schaeffer A.J., Stamm W.E. Guidelines for antimicrobial treatment of uncomplicated acute bacterial cystitis and acute pyelonephritis in women. Infectious Diseases Society of America (IDSA). Clin. Infect. Dis., 1999; 29(4): 745-58.
  7. NCCLS Methods for Dilution Antimicrobial Susceptibility Test for Bacteria That Grow Aerobically; Approved Standart, 6th ed, 2002; 20: 1-45.
  8. Comite de l'antibiogramme de la societe francaise de microbiologie (CA-SFM): report 2003. Zone sizes and MIC breakpoints for non-fastidious organisms (http://www.sfm.asso.fr/).
  9. Mazzulli T., Sarabia A., Marshall W. e.a. Susceptibility of Communiti Urinary Uract Isolates to Commonly Used Oral Antimicrobial Agents. 42nd ICAAC Abstract, San Diego, California, September 27-30, 2002. Abstract C2-318.
  10. Козлов С.Н., Рачина С.А., Домникова Н.П., Карпов О.И., Кузин В.Б., Лещенко И.В. и др. Фармакоэпидемиологический анализ лечения внебольничной пневмонии в амбулаторных условиях. Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия, 2000; N3: 74-81.
  11. Андреева И.В., Рачина С.А., Петроченкова Н.А., Галкин Д.В., Горенкова Е.В. и др. Самостоятельное применение антимикробных препаратов населением: результаты многоцентрового исследования. Клиническая фармакология и терапия, 2002; N3: 15-26.
  12. Bergogne-Berezin E., Berthelot G., Muller-Serieys C. Present status of nitroxoline. Pathol Biol, 1987; 35(5 Pt 2): 873-8.
  13. Jick S.S., Jick H., Walker A.M., Hunter J.R. Hospitalizations for pulmonary reactions following nitrofurantoin use. Chest, 1989; 96 (3): 512-5.
  14. Westphal J.F., Vetter D., Brogard J.M. Hepatic side-effects of antibiotics. J Antimicrob. Chemother., 1994; 33 (3): 387-401.
  15. Daza R., Gutierrez J., Piedrola G. Antibiotic susceptibility of bacterial strains isolated from patients with community-acquired urinary tract infections. Int. J Antimicrob. Agents, 2001; 18(3): 211-5.
  16. Holmes B., Brogden R.N., Richards D.M. Norfloxacin. A review of its antibacterial activity, pharmacokinetic properties and therapeutic use. Drugs, 1985; 30(6): 482-513.
  17. Reeves D.L. Treatment of acute urinary infection by norfloxacin or nalidixic acid/citrate: a multi-centre comparative study. Journal of Antimicrobial Chemotherapy, 1984; 13 (Suppl B): 99-105.

| В начало |


Последнее обновление: 20.02.2004


Резистентность возбудителей амбулаторных ИМП по данным многоцентровых микробиологических исследований UTIAP-I и UTIAP-II
Дата публикации: 10-Мая-2004 | Просмотров: 15622 |Печатать текущую страницу Печатать все страницы

Научно-исследовательский институт антимикробной химиотерапии Лаборатория НИИ антимикробной химиотерапии СГМА Научно-методический центр по мониторингу антибиотикорезистентности Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию Кафедра клинической фармакологии СГМА Межрегиональная ассоциация по клинической микробиологии и антимикробной химиотерапии Кокрановское сотрудничество
Рейтинг@Mail.ru
© 2000-2015 НИИАХ СГМА  website@antibiotic.ru